Валентина Ячичурова
Теория привязанности.
Долгая дорога.


Это был первый кирпичик, нужный для изучения того, что является основой для развития человека.
Исследования всей жизни Боулби, дополненные методикой лабораторных исследований стали прорывом после психоанализа и вызвали несогласие, и остались неучтенными у бихевиористов.

В данной статье будет рассмотрено прошлое и настоящее теории привязанности вплоть до теории Ньюфелда. Работы Ньюфелда основаны на теории привязанности Джона Боулби. Он разработал и представляет иную теорию привязанности, чем она получилась у Боулби. Накапливалось все больше общего и частных знаний, человечество значительно обогатило свое понимание за прошедшие 50 лет. Ньюфелд имел возможность пользоваться открытиями последних лет в том числе и в области нейропсихологии, и смог уйти гораздо дальше в собирании пазла теории вместе. Это была долгая дорога.

Я покажу логику исследователей тех времен. Объясню, что дали те открытия, и к каким заключениям привели, что было сделано до Ньюфелда, и какой путь проделал Ньюфелд после них. Также сделаю современный вывод о том, какие есть ограничения у классической теории привязанности Боулби.

Эта статья не имеет целью дать представление о теории привязанности Ньюфелда, и рассчитана на аудиторию, которая уже имеет неплохое представления о ней, благодаря просветительской деятельности Института Ньюфелда, книгам из Библиотека Института Ньюфелда, статьям на сайте Заботливая Альфа.

История Боулби


Джон Боулби обучался психиатрии, а затем психоанализу, был выпускником Кембриджа.
Он работал в медклинике над проектами, касающимися психического здоровья детей. Провел свое первое исследование материнской депривации у детей, опубликованное в 1946 году под названием «44 малолетних вора: их характеры и жизнь дома». Там проанализированы данные 30 000 детей в местах заключения. Из них 13 тысяч детей до 14 лет. Он отметил в нем, что в 86% случаев исследуемые юные преступники пережили длительную разлуку с матерью в возрасте до 5 лет.
Одна из них – пятилетняя Бетти – самая младшая, уже была воровкой, стоящей на учете. Мать Бетти была беременна во второй раз, когда узнала, что ее муж женат еще на ком-то. Она быстро развелась и вышла замуж за старого друга. На время всех этих семейных перепитий семимесячную Бетти отдали в приемную семью, где она отказывалась от еды 20 дней. Девочку передавали из семьи в семью, один год она была в монастырской школе. Везде она считалась неуправляемой.
Джон Боулби
Родители навещали ее, но она отказывалась общаться. В конце концов мать настояла на том, чтобы забрать Бетти домой, где она и жила последние 7 месяцев.
В школе Бетти держалась отдельно от других детей, постоянно воровала мелкие монеты и игрушки, а дома говорила, что ей их дали учителя "за хорошее поведение". Учителя отметили, что когда ее ловили на воровстве, она как-бы деревенела, не отвечала на вопросы или проявляла большую изобретательность во лжи. Мать была очень терпелива к случаям воровства дочери, приемный отец же часто бил ее в воспитательных целях.

Так состоялся первый шаг Джона Боулби в том, чтобы показать миру, какое влияние ранняя эмоциональная травматизация, связанная с сепарацией, может оказать на поведение человека.
Работы Боулби
В 1948 году Всемирная Организация Здравоохранения взяла его консультантом и попросила Боулби представить отчет о психическом здоровье бездомных детей - наследии Второй мировой войны.

Это подтолкнуло его к работе всей его жизни.


Он тщательно готовится к докладу, собирая материалы по всему миру в 1950 году. Изучал бездомных с помощью множества ученых представителей своих стран. Боулби проводит 5 недель в Европе – Швеция, Швейцария, Франция, Голландия. И затем 6 плодотворных, насыщенных встречами недель в США, в разных городах. Он и не знал, сколько людей изучает эти темы и впитывал все знания, как губка.

В США встречается среди прочих со Шпицем, Гольдфарбом, Баквином, Рибблом, Рейнгольдом, Леви, которые все много писали о неблагоприятных последствиях материнской депривации. На него сильно повлияла работа Шпица 1946 г. по анаклитической депрессии младенцев, разлученных со своими матерями примерно после шести месяцев. Он назвал это так, потому что ребенок становился апатичен, молчалив и грустен; он не пытался установить контакт; во многих случаях страдал бессонницей, худел и становился склонным к интеркуррентным инфекциям; происходило быстрое падение коэффициента развития. Этих младенцев обычно помещали в больницы, где их потребности в голоде тщательно удовлетворялись разными людьми. Многие из этих младенцев повернулись лицом к стене, отказались от еды и умерли.


Гольдфарб исследовал IQ трехлетних детей, и отметил, что результаты воспитываемых в специализированных учреждениях на 28 пунктов ниже, чем воспитываемых в приемных семьях.

Доклад ВОЗ





В 1951 он представил доклад для организации.
Выводы, которые он произносит по итогу работы:
Что считается важным для психического здоровья, так это то, что младенец и тоддлер должны испытывать теплые, близкие и непрерывные отношения с участием матери, в которых они оба находят удовлетворение и удовольствие

Джон Боулби, Director, Child Guidance Department, Tavistock Clinic

Тогда и прозвучали новаторские идеи Боулби о душевном здоровье.
Суть идеи: «Благополучие семьи и благополучие ребенка - две стороны одной монеты и должны планироваться вместе».
Он заявил, что необходима подготовка, выдвинув идеи о важности обучения: «Благополучие семьи и детей – это квалифицированная работа, которой нужно обучать специалистов». И указал на потребность в интегрированной и междисциплинарной службе здоровья – психиатры, психологи, соц работники для психического благополучия.

«Уход за детьми и рост любви»



В 1954 году он опубликовал свои обширные открытия тех лет в книге «Уход за детьми и рост любви», дополнив свой отчет для ВОЗ.

Результаты Боулби не были приняты - большую часть своей карьеры он потратил на то, чтобы добиться признания теории, он решил изучать разлуку.

Два важных доклада 1960-х годов подтвердили теоретическую позицию Боулби. Первым было выложенная публикация ВОЗ 1962 года авторства Эйнсворт, со ссылкой на одобрение Боулби этого материала, о материнской депривации, а вторым - серия исследований Гарри Харлоу в США 1958г-1959г. Харлоу, вдохновленный Шпицем, представил подтверждающие доказательства важности материнской заботы для психического здоровья, показав, что макаки-резусы, которых кормили проволочные суррогатные матери, не были в порядке. Это привело Харлоу к выводу, что обезьяны обеспечивают своих новорожденных не только необходимым питанием и защитой от опасностей, но и физическим и психологическим теплом.

Боулби был склонен замечать вещи, которые не интересовали сообщество. Например, он изучал эволюцию, увлекался этологией, наблюдая за жизнью животных в их естественной среде. На него влиял Лоренц с его изучением поведения следования утят и импринтингом, никто в психоанализе не начал бы исследовать виды врожденного, эволюционно обусловленного поведения для защиты от хищников.

«Двухлетний ребенок попадает в больницу»



Ранние работы Боулби и его коллег были сосредоточены на изучении опыта ребенка, попавшего в больницу, разлученного с мамой. В то время в Англии родителям разрешалось навещать детей только раз в неделю, независимо от возраста их ребенка.
Специалисты больницы отмечали, что беспокойство и протест ребенка утихают примерно на третий день, и пробуждается только во время визита родителей. Таким образом, они пришли к выводу, что ребенок «справлялся» с ситуацией, пока не приходил родитель.
Родители расстраивали ребенка и их надо держать подальше.
Боулби, знакомый с работами Фрейда, понимал функции защит, и мог глубже заглянуть в причину этого кажущегося безразличия, он увидел и депрессию и защитное отчуждение детей в больницах.
Когда они говорили об этом в научном сообществе – это считалось пустыми фантазиями.

Джеймс Робертсон, его близкий коллега, для доказательства купил камеру и снял фильм про девочку Лору под названием «Двухлетний ребенок попадает в больницу» в 1952 г, в котором ясно показано разрушительное эмоциональное воздействие сепарации: этот фильм потряс педиатрический истеблишмент. Изменения коснулись, по крайней мере, этого направления по уходу за детьми.
Нам более известен выложенный в интернете фильм «Джон» того же автора и его жены 1969 года. Про малыша 17 месяцев, который был оставлен матерью на девять дней в круглосуточных яслях на время родов второго ребенка. За девять дней Джон изменился. Он проявлял к матери защитное отчуждение и их отношения были расстроены еще несколько лет. По сути, госпитализм проявлялся и при разлуке вне больницы, Робертсон показал наглядно следствие сепарации, ощущаемой ребенком.

Трилогия о привязанности



Боулби не отступил из-за критики и недовольства аналитиков.
В последующие 20 с лишним лет Джон Боулби опубликовал свою классическую трилогию о привязанности, в которую включил все его исследования и открытия, а также изложил подробные аргументы в пользу его теории. Многое из чего все еще обсуждается - например, что такое инстинкт.


  • «Привязанность» в 1969 году - целая книга обширных дискуссий об исследованиях и теориях, повлиявших на его работы.
  • «Сепарация» в 1973 году – значимый инсайт Боулби и упоминание защитного отчуждения - много дискуссий о страхе и тревожности. Акцент был сделан на постоянном динамическом балансе между исследованием и стремлением к близости для обретения уверенности в себе.
  • «Потеря» 1980 года – случаи пациентов, того, что он назвал «беспорядочным гореванием», когда смерть любимого человека не принималась, и человек был сосредоточен на сохранении вещей, как если бы его близкий был жив.

Основные положения теории Боулби




«То, что я называю теорией привязанности, - это способ осознания склонности существ создавать сильные эмоциональные связи с определенными другими, объяснить множество форм эмоционального расстройства и всевозможные проблемы, включая беспокойство, гнев, депрессию и эмоциональное отчуждение, которые приходят при нежелании сепарации и потерях.»

- Детям необходимы постоянные заботливые отношения с одним или несколькими чуткими опекунами в первые полтора года жизни, чтобы стать здоровыми людьми.

- Видел «переживания разлуки» в раннем возрасте особенно разрушительными.

- Депривация материнской связи приводит к правонарушениям, снижению интеллекта, агрессивному поведению, депрессии. Был за сохранение отношений, и против казенных заведений, которые не обеспечивают реальную замену матери.

- Считал, что механизмы привязанности встроены
В первые дни между ребенком и взрослым формируются тесные отношения. Беззащитность ребенка провоцирует стремление к заботе у взрослых: в первые часы ребенок бодрствует больше, фиксирует взгляд, предпочитает запах взрослого. Это обусловлено и оправдано эволюцией для выживания вида. У ребенка есть своя система поиска связи: улыбка, лепет, взгляды, слушание голоса взрослого, что рождает связь со значимым взрослым.

- Видел мотивационную систему привязанности, как стабильную систему поведения, которая должна обеспечивать достаточную близость к основному опекуну - фигуре матери - чтобы облегчить родительскую защиту
Длительный период незрелости подразумевает длительный период уязвимости, в течение которого ребенка нужно как-то защищать. Он полагал, что система привязанности активизируется при столкновении с опасным и неизвестным и не работает в безопасной обстановке. При отсутствии опасности возможно физическое отдаление от объекта привязанности и исследование мира. Исследование возможно только если исследовательская система и система привязанности находятся в балансе. Если фигура привязанности в детстве играет роль «надежной базы».
По сути, эта роль заключается в том, чтобы быть доступным, быть готовым ответить на просьбу об одобрении и, возможно, помочь, но активно вмешиваться только тогда, когда это явно необходимо. Уверенность в доступности и отзывчивости опекуна играет важную роль в способности исследовать, не испытывая беспокойства.
История Эйнсворт
Следующее событие, которое принесло классическую теорию привязанности пришло от коллеги-женщины.
Мэри Эйнсворт
Мэри Солтер Эйнсворт выросла в Канаде и изучала психологию в Университете Торонто. Она особенно интересовалась исследованиями.

Вышла замуж в 1950 и последовала за своим мужем, и его карьерой в Англию, где устроилась исследователем у Боулби.
При первой беседе Эйнсворт и Боулби обнаружили, что их интересы в значительной степени совпадают. Затем ее муж по работе едет в Уганду, она следует за ним, и практически не общается с Боулби, занимаясь своими исследованиями.
Она наблюдала за взаимодействием между матерями и их детьми, подмечая, как дети изучают мир и как за ними ухаживают матери.
В итоге Эйнсворт снова переехала со своим мужем, на этот раз в Балтимор, где, она смогла получить финансирование от Джона Хопкинса для «продолжительных наблюдений за матерями и младенцами». Она проводила интервью в домах Балтимора так же, как она это делала в Уганде.

Здесь, в «современной» обстановке, она почувствовала, что ей важно узнать, что у американских младенцев с чувством «надежной базы», - испытывали ли все американские младенцы такое же чувство безопасности, как дети Уганды?
Она занимается балтиморским исследованием в семьях и проводит лабораторные испытания исследовательского поведения детей, тщательно все фиксируя.
Идея Эйнсворт
Я думала, мы пригласим мать и ребенка вместе в незнакомую обстановку с большим количеством игрушек, чтобы побудить к исследованию. Затем мы введем незнакомца, когда мать еще находится там, и посмотрим, как реагирует ребенок. Затем мы создадим ситуацию разлучения, когда мать оставляет ребенка с незнакомцем. Как ребенок реагирует на уход матери? И когда она возвращается, как ребенок реагирует на воссоединение? Но поскольку незнакомец находился в комнате в момент первого ухода матери, может, нам следовало лучше ввести эпизод, когда мать оставляет ребенка совершенно одного? Тогда мы смогли бы увидеть уменьшает ли возвращение незнакомца, то горе, которое возникло с уходом матери. И наконец, у нас будет воссоединение с матерью. Мы распределили всю эту процедуру на полчаса
Цитата из книги Роберта Карена «Становление привязанности»
Она была удивлена увиденным:
  • Почему кажется, что на некоторых младенцев разделение не повлияло?
  • Почему некоторые действовали довольно непредсказуемо?

Поскольку она наблюдала за теми же матерями дома, она пришла к выводам о влиянии отношений между матерью и ребенком на реакцию ребенка в «Незнакомой ситуации».

Она изучала умение и уверенность, с которыми ребенок использовал свою мать в качестве надежной базы, и ожидания ребенка в отношении доступности матери и ее отзывчивости в повседневном родительстве. В течение 16 часов она каждый квартал первого года жизни находилась в этих семьях Балтимора, наблюдая за парами с 1963 по 1967 годы.

Хотя все понимали, что жизненный опыт ребенка формирует его личность, никто не мог продемонстрировать, какой именно опыт имел значение.
Эйнсворт описала все от грудного вскармливания и кормления из бутылочки, графика или произвольного кормления, различных способов сна, частоты или продолжительности тесного телесного контакта и личного взаимодействия до особенностей матери, таких, как чувствительность к сигналам, принятие потребности ребенка, психологическая и физическая доступность.

Она отталкивалась от лонгитюдного исследования, которое предусматривало 72 часа наблюдения за каждым младенцем в течение первого года, когда бралась связать модели поведения детей с моделями материнского поведения.
Для выборки младенцев, наблюдаемых долгий период, было возможно исследовать их постоянное или меняющееся поведение и дома, и в лабораторной среде. Эти два набора данных позволили выделить типы привязанности, несмотря на различия в конкретных формах поведения.

Результаты


Она выделила три категории реакций у детей - они были отнесены к следующим группам:
• A - избегающе привязан
• B - безопасно привязан
• C - амбивалентно привязан

Боулби в это время уже собирал материалы, доказывая свою теорию привязанности. И для того, чтобы его как-то воспринимало психоаналитическое сообщество, от которого он отклонился далеко в сторону со своими рассуждениями о привязанности, он включает эксперимент Эйнсворт, как способ измерения того, о чем он пишет.
Боулби сделал выводы о измерении надежности привязанности в своем трехтомнике о привязанности, потере и сепарации.

Создатели классической теории
Он взял в книгу данные Эйнсворт о ее домашних наблюдениях в Балтиморе. Решение заключалось в том, чтобы использовать концепт «надежной базы» для того, чтобы ранжировать поведение младенцев по соотношению баланса или несбалансированности исследовательского поведения и стремления к близости.
Они варьировались от: использования матери как надежной базы и поддержания плавного баланса между стремлением к близости и исследовательским поведением, до типов в которых не было баланса между стремлением к близости и исследованием среды.

Это было тем, что соединило описываемое поведение детей в домашних условиях и результаты, полученные в воспроизводимом эксперименте при всех известных вводных данных.


Роберт Карен пишет в своем томе о привязанности, что это нанесло теорию Боулби на карту. Так как теперь это была наука. Это заметили.

Мэри Эйнсворт была «не совсем удовлетворена» таким подходом. То, что было сделано ради научности, всем понравилось, в то время как то, что она делала в Уганде, не было никому интересно. Тот факт, что «Незнакомая ситуация» была проведена не в домашних, а в лабораторных условиях, действительно помог», – говорит Мэри со смехом. – «Я провела его только как дополнение к моему натуралистическому исследованию, но это была именно та вещь, которую все тем или иным образом приняли. Это было настолько показательно.»
Тем не менее, «Незнакомая ситуация» была привязана к поведению в естественной обстановке, подтверждая теорию Боулби. Все вместе теперь это считалось классической теорией привязанности.
Это привело к классическому взгляду на привязанность
I
  1. Ребенок формирует «внутреннюю рабочую модель», основанную на первой привязанности, которая присутствует на протяжении всей его жизни.
В результате опыта взаимодействия, разлук и воссоединения ребенка с матерью, у младенцев будет сформирован ряд ожиданий относительно того, как фигуры привязанности будут реагировать на их потребность в помощи, и они начнут оценивать, насколько вероятно, что их личность стоит поддержки в целом. Ребенок предсказывает поведение окружающих, и когда может это сделать - чувствует безопасность мира.
Эта «рабочая модель» определяет ожидания человека в отношениях на протяжении всей жизни, впоследствии влияя на социальное поведение, восприятие других и развитие самооценки.

В 1988 году Боулби опубликовал серию лекций, которые объясняли, как теория привязанности и её исследования могут быть использованы в понимании и лечении детских и семейных расстройств. Свое внимание он сфокусировал на изменениях во «внутренних рабочих моделях» родителей, их воспитания и поведения, а также на взаимодействии с терапевтом.
2.     Привязанность при этом рассматривается, как связь между матерью и младенцем первого года жизни. (Хотя Боулби говорит о заменяющем взрослом, но основное внимание уделяется матери.)
Изучали преимущественно матерей, на них сфокусировались исследователи.
Их поведение оценивалось так: мать должна подобающим образом считать сигналы, правильно интерпретировать сигналы, соответствующим образом отреагировать на них, быстро ответить на них. Мать должна быть доступной, не игнорирующей и чувствительной. Большой акцент делался на поведение матери, ее реакции на сигналы о нужной дозировке пищи, реакции на сигналы о том, успокаивать или, наоборот, поощрять ребенка к игре.


Реакция должна быть быстрой, то есть начинаться в течение еще приемлемого для ребенка времени фрустрационной толерантности. Она должна быть готова прийти к нему на помощь и быть надежной базой для подстраховки младенца во время его исследований.
Далее последователи Эйнсворт интересовались детьми более старшего возраста. Они изучали связь психопатологий и расстройств психики с типами привязанности и все так же фокусировались на том, как сложились отношения матери с ребенком в первые годы жизни.
3.   Эта связь между матерью и младенцем рассматривается как форма поведения в контексте непосредственной близости. Сепарация видится, как физическое разделение, как в незнакомой ситуации.

Иными словами, привязанность, как связь, и поведение привязанности не были разнесены в работе Боулби. Они стали рассматриваться, как идентичные.
Такой вывод привел к множеству теоретических заблуждений: например, что привязанность исчезла, если поведение привязанности, включая переживание разлуки, больше не проявляется открыто. Что интенсивность, с которой ребенок демонстрирует поведение привязанности в данной ситуации, может быть принята как показатель силы его привязанности.
Последователи теории делают вывод, что у детей в первый год жизни должна выработаться надежная привязанность к главному человеку. Расставаться следует только тогда, когда ребенок в начале второго года сформирует эмоционально стабильную, надежную привязанность к главному человеку, то есть, будет показывать нужное им поведение. Сепарация сведена к физической нехватке матери. Как будто связь, в том числе и эмоциональная – это только присутствие в одном пространстве.
4. Матерей следует учить сонастройке, чтобы они имели навыки, необходимые для заботы для развития безопасной привязанности своих детей. Предполагается, что это обучение принимает сложные и дорогостоящие формы, требующие специально обученных специалистов.


Боулби видел большие перспективы профилактики неправильного ухода за детьми.

Дальнейшие исследования связали опыт надежной привязанности и защиту от развития психопатологии. А исследователи привязанности предложили свои программы по обучению матерей уходу за детьми, некоторые приобрели вес, как отдельные направления родительства, включив в себя набор обязательных действий, и зарегистрированы в отдельные бренды.

Карл Бриш, например, предлагает по всему миру свою программу SAFE, предотвращающую возникновение нарушений привязанности.

Программа надежности для родителей, состоит из трех блоков.

  • 5 вечеров групповых занятия для беременных. Объясняются темы привязанности и сепарации. В программу также была включена форма обмена опытом собственных представлений и переживаний родителей, связанных с привязанностями и сепарацией.
  • Тренинг улучшения и интерпретации сигналов ребенка. После родов наблюдали мать и отца отдельно с младенцем. Снимали на видео и с родителями анализировали эту запись. Однако, этого тренинга было недостаточно, если сами родители имели нарушения привязанности. Им рекомендовали терапию.
  • Консультации родителей. Горячая линия. Групповая психотерапия, в основе которой теория привязанности, в сочетании с индивидуальной терапией.
Значение классической теории
Огромное количество ссылок в различных научных работах делается на этот эксперимент Эйнсворт. Это одно из самых цитируемых исследований. Его используют до сих пор для диагностики между 12 и 19 месяцами жизни ребенка. Игровая комната и 8 эпизодов по 3 минуты.
Работы Эйнсворт дали старт исследованиям привязанности в США, написанию множества книг.

Было обнаружено, что дети, с которыми жестоко обращались, имели другие реакции, Коллега Эйнсворт Мэри Мэйн в 1981 добавила «D» тип «дезорганизованная» привязанность. Хотя это было довольно условное разделение, потому что оценивалась адекватность поведения. в 1990 году Эйнсворт дала зелёный свет типу «D» и стала публиковать работы с ним. Появилась попытка провести границу между нормальным ребенком и ребенком с психопатологией на основании типа привязанности. Дезорганизованный тип относят чаще к психопатологиям. Это вызвало рост числа исследований того, как травма и забота влияют на рост мозга.

Значительная часть изысканий сводились к тому, что исследователи продолжили пользоваться «Незнакомой ситуацией» для определения типа привязанности и пытались разгадать следствие типа привязанности.

Изучая более старших детей, исследователи привязанности смотрят на тип привязанности. Фокусируясь все так же на паре мать-ребенок и определении типа привязанности посредством реакции ребенка и поведения ребенка. И сталкиваются с тем, что дети в двухлетнем возрасте реагируют более разнообразно, чем паттерны, выделенные у младенцев. Они замечают, что даже ласковый ребенок может быть ласков по разным причинам, например, может расслабляться в надежной привязанности, либо же быть ласков, чтобы привлекать внимание взрослого к себе, либо так смягчать гнев взрослого. Всем этим вариантам присваивалась своя подкатегория типа привязанности.

Тип привязанности стали измерять отдельно от «Незнакомой ситуации». С помощью репрезентативных методов – рисования, анкетирования.
Исследование привязанности расширилось, и теперь исследователи рассматривали другие привязанности человека на протяжении жизни, хотя и с таким же акцентом на стиле привязанности. Что заставило их изобрести все больше и больше категорий для разнообразных реакций поведения.

Признаки нарушения поведения считаются следствием выработанного типа привязанности, хотя и то и другое лишь симптомы. Проводится масса исследований привязанности, которые связывают разные типы привязанности и нарушения. Найдена связь между дезорганизованной привязанностью и нарушением внимания, гиперактивностью, и СДВГ.

Дети дошкольного возраста



Аналогично младенцам, привязанности двухлетних детей также стали оценивать по «Незнакомой ситуации». Эту процедуру модифицировали, убрав незнакомца.
Два преобладающих и похожих метода для двухлеток были созданы П. Криттенден и Р. Марвином.

Криттенден видит, что дети делают что-то в незнакомой ситуации не только для того, чтобы достигнуть цели близости, но и используют защитные стратегии, чтобы избежать неприятностей и не усугубить своего положения. К примеру, дети могут «попытаться сохранить близость, инициируя взаимодействие с матерью, используя ложные, но привлекательные для нее проявления жизнерадостности вместо искренних проявлений страха, тревоги и гнева».
В своей методике она оценивает прямые и искренние проявления чувств ребенка. Она пытается учитывать когнитивные способности ребенка, ожидая от него более тонкого поведения, обращает внимание на то, как он торгуется с родителем, как он выражает свои эмоции, изучает ли пространство во время эксперимента.
Она называет «избегающих» – «защищенными». Более того, исследует отдельно детей, которые подверглись жестокому обращению, но по всем тестам проходили раньше, как «безопасный» тип. Они вели себя, как «дезорганизованный» тип, а те, которые были в «амбивалентном» вели себя как главные в отношениях. Она классифицирует их как «принуждающих». Создаются смешанные категории и подкатегории в каждом типе.

Это все менялось, и в 1995 они выглядят вот так.


The Analytic Press, 1995
Система Кэссиди-Марвина. Критерии для «безопасных», «избегающих» и «амбивалентных» групп дошкольников у этих авторов остаются аналогичными критериям оценки младенцев. Категория «D» включает неорганизованную группу, а также тех детей, которые демонстрируют «контролирующее» (карательное или заботливое) поведение. Для детей, которые не попадают в три другие группы, была добавлена ​​новая категория «IO» («Незащищенный - другой»). Каждая категория имеет подкатегории.

Младший возраст



Для возраста 3-6 лет привязанность измерялась уже самыми разными способами и результаты подводились под Эйнсвортовскую классификацию.

«Рисунок семьи»

Одна из репрезентативных методик, во время которой по рисункам оценивали проступившую в детях «внутреннюю модель». Определенные признаки на рисунках 5-7-летних детей отличают детей с разной историей привязанности в младенчестве. Исследователи каталогизировали эти признаки. И оценивают привязанность ребенка, опираясь на особенности его восприятия и описания изображения ситуации долговременной разлуки с матерью.

Благодаря системе оценивания, предложенной Н. Каплан, можно описать четыре типа привязанности ребенка к матери.
Один из признаков: «изображает себя одного» описывается как характеристика «избегающего» типа, и «надежного».


Другие признаки:
  • Недостаток цвета.
  • Мама не женственная на рисунке.
  • Руки близко к телу у человечка.
  • Слишком большие фигуры.

К дезорганизованному типу будет отнесен ребенок, начавший рисование до начала эксперимента, рисующий скрюченные фигуры, необычные символы.

Реакция на картинки

Процедура состоит из набора шести фотографий, изображающих сцены, связанные с привязанностью, от легких (родитель желает спокойной ночи ребенку в постели) до стрессовых (ребенок смотрит как родители уходят). Каждую картинку представляет взрослый. Ребенка просят описать, что он чувствует в связи с картинкой, что бы он делал в этой ситуации.

Оцениваются ответы детей, «B» – ресурсный – может обсуждать разлуку конструктивно, эмоционально открыт, не отрицают уязвимости разлуки. «A» – неактивные – страдают от разлуки, это стресс для них, не может предложить решений поведения ребенка. «C» – амбивалентные – показывают противоречивые реакции, злость на родителя, и желание его порадовать. И «D» – полные страха – у них нет адекватных стратегий реагирования на разлуку, дезориентированы.
«Завершение историй»

Метод Инге Брезертон на основании того, как дети завершали истории, предложенные исследователями. Процедура включает набор из пяти историй, но только последние четыре участвуют в оценке и классификации. День рождения, ребенок проливает сок, ребенок повреждает колено, ребенок «обнаруживает» монстра в спальне, родители уходят, родители возвращаются.
В последних двух участвует персонаж бабушки. Ребенку нужно показать на маленьких фигурках, что герои будут делать.

«Безопасный тип» – показывает адекватные стратегии, играет за куклу бабушки, если ушли куклы родители. Избегающий тип «A» - избегают отвечать, говорят «я не знаю». «B» - безопасный тип показывает семью обнимающейся после воссоединения, занятия семейными делами, если завершают историю не более чем с одной подсказкой. «Амбивалентные» – не предлагают последовательные паттерны. И «D» – странные паттерны или дезорганизованные, типа кинуть куклу ребенка об пол, или автомобильная авария, после возвращения папы, когда семья отправляется в еще одну поездку.
Методика для ситуации разлуки в 6 лет

Мэйн и Кэссиди предложили сложную схему для 6-леток, включающую несколько тестов. Изучали реакцию ребенка на картинки, показывающие разлуку, реакцию ребенка на фото его семьи, ситуацию воссоединения. И плюс, ситуация разлуки, в ситуации разлуки на час оценивалось в основном то, как дети разговаривают с родителями по возвращению.

Подростки с 9 до 15 лет




Изучение привязанности подростков уже совсем не о «Незнакомой ситуации».
Это опросник, заполняемый самим подростком о себе. Оригинальная версия опросника привязанности состоит из трех частей (мать, отец, друзья), каждая из которых содержит по 25 утверждений по шкалам «доверие», «коммуникация», «отчуждение» по отношению к родителям и друзьям.
Респонденты делают свой выбор, выражая согласие либо несогласие с тем или иным утверждением. Шкала «Доверие» оценивает уважают ли и понимают ли весь спектр их потребностей родители и друзья. По шкале «Общение» оценивается чувствительность и отзывчивость по отношению к их эмоциональным переживаниям. Третья шкала «Отчуждение» описывает опыт переживания подростками негативных чувств — изоляции и гнева. Оценка каждого из них проводится по пятибалльной шкале.

Примеры из опросника:
  • Мать не уделяет мне особого внимания.
  • Моя мама помогает мне говорить о моих трудностях.
  • Моя мама меня понимает.
  • Моя мама не понимает, что я переживаю в эти дни.

Взрослый возраст



Во взрослой популяции оценку привязанности и ее типов проводят с помощью интервью Мэри Мэйн «Интервью о привязанности для взрослых», который является стандартным опросником. Обычно занимает около часа и состоит из 20 вопросов.
Анкетирующий должен быть обучен и считаться квалифицированным, чтобы интервьюировать и интерпретировать результаты, для этого существует 72-страничный протокол. Оценивается, как человек говорит о самых уязвимых воспоминаниях о своей жизни. Лингвист Г. П. Грайс установил нормы, на которые ориентируются: необходимо отвечать с примерами, быть кратким и в то же время полно описывать свою жизнь, нужно быть релевантным теме вопроса, ясным и аккуратным. Ранее эти вопросы большинству людей никогда не задавали и предупреждения о содержании беседы заранее не дается.

Пример некоторых вопросов из взрослого опросника за час
  • Теперь я хотел бы, чтобы вы описали свои отношения с родителями так давно, как вы помните.
  • Когда вы были расстроены в детстве, что вы делали и что происходило? Не могли бы вы рассказать мне о некоторых конкретных случаях, когда вы были эмоционально расстроены? Физически ранен? Больной?
  • Вы когда-нибудь чувствовали себя отвергнутыми в детстве? Что вы сделали, и как вы думаете, ваши родители поняли, что они отвергают вас?

Критерии оценки предполагают способность человека говорить понятно и упорядоченно, в уязвимой манере о своем детстве, находить примеры, и не иметь замешательства, спутанности. Холодность и эмоциональная сдержанность будут указывать на общее обесценивание переживаний привязанности.
Какие ответы есть?
Отвлекшись от исторической кривой, можно ли объяснить различия, которые мы наблюдаем в «Незнакомой ситуации»?
Что определяет поведение детей, почему оно такое, и почему разное у детей в одинаковых ситуациях?

Мы можем объяснить, почему у детей наблюдаются различные реакции на «Незнакомую ситуацию», не делая никаких предположений о том, как за ними ухаживают дома.

Это особенности поведения, продиктованные эмоциями, которые испытывает ребенок. Основное влияние оказывает ощущение сепарации и индивидуальная чувствительность ребенка. Можно начать с того, что эмоции появляются в нас постоянно, они заботятся о нас, каждая имеет свою задачу и должна совершить свою работу. Дети, оказавшиеся в «Незнакомой ситуации» движимы своими эмоциями.

Разнообразие реакций зависит от того, включились ли психологические защиты при непереносимой уязвимости. Не тип привязанности определяет то, как поведет себя ребенок. А его эмоции в данную секунду и защиты, которые могут быть постоянными, а могут быть временными и проходящими. На возникновение которых повлиял эксперимент, или предшествующие события.

О разных реакциях на разлуку
В сравнении с «амбивалентным» типом, «безопасный» тип может успокоиться после того, как родители бросают его в эксперименте, а потом возвращаются. Тем не менее, дети не любят оказываться в ситуации неопределенности, когда родители их покидают. И это в разной степени свойственно всем детям, привязанным к своим родителям. Они ищут мать, следят за ней и следуют за ней. Искать и расстраиваться, когда мать уходит – это реакция на ощущаемую разлуку, выражаемая в таком поведении.
Когда говорят про «амбивалентный» тип, то отмечают цепляние ребенка, протест и попытки удержать родителя возле себя. Это тоже реакция на разлуку, которую ребенок проявляет, но она отличается длительность и интенсивностью действия эмоций.
Индивидуальная чувствительность ребенка также влияет на интенсивность переживаний: высокая чувствительность не позволит ему успокоиться быстро или отпустить мать при расставании, которое для него становится слишком сильным эмоциональным впечатлением.

Немного о контакте с незнакомцами
Во-первых, важно понимание застенчивости, как защитного инстинкта ради сохранения существующей привязанности. Что с младенцами, что в детских садах, нужно учитывать, что у ребенка есть механизмы деления приближающихся людей на своих и чужих. Свои и чужие разносятся на разные полюса. Ради выживания важно сохранять связь со своими и не контактировать с чужими. Ребенок может отталкивать ненужные ему фигуры, благодаря такому свойству привязанности, как поляризация. Когда привязанность поляризуется, сохранность привязанности с одной стороны означает отторжение всех других привязанностей. Застенчивость – один из типичных примеров поляризации, выглядит, как стремление сохранить связь, которой ничего не угрожает, кроме вошедшего незнакомца. Этим можно объяснять плач и беспокойство при появлении чужого человека, цепляние за маму, этим же объясняется истерика, когда мать выходит, оставляя ребенка при незнакомце. Эмоции движут ребенком, толкая его отказывать в контакте чужаку и стремиться к матери.

«Безопасный» тип выделяется тем, что, когда к паре присоединяется незнакомец, ребенок продолжает исследовательскую деятельность. То есть, играет. Это можно трактовать и как то, что ребенок сейчас поглощен своим занятием и не осознал, что пришел чужой человек. И как то, что ребенок не высокочувствительный и пока не почувствовал достаточный импульс вернуться для защиты своей привязанности с матерью, возможно, ему хватит взгляда на нее или ее улыбки, чтобы восстановить ощущение привязанности. Как только он почувствует больше угрозы для их связи, он будет прерывать игру и приближаться к матери, и с незнакомцем сможет взаимодействовать только после того, как ощутит, что связь с матерью в порядке. Это может произойти достаточно быстро, и ребенок снова возвращается к игре, несмотря на незнакомца в комнате.
Боулби увидел, что в 8 месяцев ребенка появляется застенчивость, он назвал это стадией привязанности, когда ребенок предпочитает и выделяет знакомых перед незнакомцами. Это так, но застенчивость – это свойство человека, которое проявляется не только в 8 месяцев, но и при любых контактах с незнакомцами далее. Защитные инстинктивные импульсы отказываться от близости с чужими и тяготеть к своим будут естественны для любого ребенка, привязанного к своему взрослому. Поляризация у ребенка будет проявляться больше или меньше, в зависимости от того, насколько далеко незнакомец, приближается ли он к ребенку. Находится ли ребенок в знакомой или незнакомой обстановке, и от того, болен он или здоров, устал или полон сил. Насколько близко от матери сидит ребенок.

Изучение игрушек в комнате
Сама по себе ситуация, когда ребенок попадает в незнакомое ему помещение провоцирует эмоцию «стремления к близости», – одну из базовых эмоций, которые движут поведением ребенка. Он будет прижиматься к матери, не захочет исследовать окружающую игровую комнату и игрушки просто потому, что сейчас стремится сохранить близость с матерью. Незнакомая обстановка может также вызвать тревогу, встревоженный ребенок занят поисками опасности и не может направлять внимание на игрушки, пока это не пройдет. «Избегающий» тип может чувствовать тревогу, и поэтому не прикасаться к игрушкам.
Ребенок может ощутить стремление к близости также при первом же входе чужака, если ему покажется, что это ставит под угрозу близость к матери. Изучать игрушки в этот же момент ребенок не может, так как им движет эмоция, толкающая его на сохранение контакта.

Индивидуальная чувствительность повлияет на интенсивность и продолжительность эмоционального воздействия. «безопасный» тип с меньшей чувствительностью отпустит мать быстрее, когда влияние эмоций немного пройдет, «амбивалентный» - это ребенок, который под влиянием эмоций дольше будет держаться за мать. Эмоции могут продолжить влиять на него весь эксперимент. Если проблема с желанием близости не решается, а тем более, мать уходит куда-то, то может происходить следующее: цепляние за маму, истерика и активный протест по поводу ухода, и требование контакта на руках – результат работы эмоций, которые заставляют ребенка вернуть мать. Понятно, что у одних и тех же детей могут быть то одни, то другие реакции, в зависимости от их эмоционального фона, когда-то «безопасный» может вести себя, как «амбивалентный» и наоборот.

Поведение с матерью
Для детей до года в принципе единственный способ поддерживать связь с родителями – это видеть их и ощущать вблизи. Поэтому все младенцы и многие малыши будут протестовать против ухода матери, или отслеживать ее перемещения. Ребенок до года ощущает разделение (сепарацию) при разлуке с матерью. А это неминуемо вызовет в нем повышение тревоги, фрустрации и стремления к близости. Эти три эмоции связал с разделением Ньюфелд.
Эмоции движут детьми, каждая направлена на решение своей задачи, а эмоциональная чувствительность или защищенность создают варианты поведения, даже если дети под влиянием одной и той же эмоции. Эмоция тревоги имеет задачу вести ребенка к тому, чтобы стать осторожнее. Фрустрация направлена на то, чтобы исправить ситуацию. Стремление к близости ведет к преследованию контакта.
Эти эмоции тревоги, стремления к близости и фрустрации заставляют ребенка становиться осторожнее, прятаться, избегать чужаков, бежать к своему взрослому, проситься на руки, цепляться, а также пытаться исправить ситуацию, плакать или проявлять агрессию или аутоагрессию.

Те или иные варианты этих действий будут манифестировать сразу же на эксперименте, по очереди, или чередуясь, а также после эксперимента еще какое-то время. И все это будет нормальной реакцией маленького ребенка на расставание. Мера его переживаний, а не тип его привязанности.
Тревожное ожидание разлуки и страх остаться одному «амбивалентного» и «безопасного» – также симптомы того, что ребенок ощущает сепарационную тревогу из-за разделения в процессе эксперимента или ранее.
Агрессия «избегающего» ребенка – результат той фрустрации, которой он полон в данный момент. Его фрустрация может быть пришедшей во время эксперимента или просто быть накопленной эмоцией до эксперимента. Младенцы и малыши могут проявлять агрессию, когда фрустрированы. Причинами этого может быть и сепарационная фрустрация и фрустрация из-за неудовлетворенных потребностей. Агрессивный ребенок – это ребенок фрустрированный, у которого сейчас все не так, как ему хотелось бы. И этот ребенок не может адаптироваться к произошедшему.
«Безопасный» тип, возможно, легче или быстрее адаптируется к разделению, перерабатывает свою фрустрацию, а также он может быть менее чувствительным человеком и у него будут меньшие реакции на сепарацию.
«Амбивалентный» ребенок зол после разлуки, когда им правит фрустрация, злится, и снова просится на руки. Это объясняется тем, что как только эмоция фрустрации схлынет, им будет двигать следующая из трех эмоций, возникших при сепарации – эмоция стремления к близости. И он будет искать утешения у матери, которую недавно ударил.

О воссоединении после разлуки
Самые тяжелые переживания – разрыва со своими привязанностями. При ощущающейся непереносимой сепарации со своим взрослым ребенок может спасаться психологическими защитами. Так как боль от близости слишком сильна, она становится непереносимой, и ребенок автоматически отчуждается от матери. Боулби назвал эти защитные реакции Защитным Отчуждением, когда изучал госпитализированных детей. Проявляется обычно ЗО – в том, что ребенок не захочет воссоединяться с матерью, он будет отвергать ее и не будет смотреть на нее, как при «избегающем» типе.
Это не поведенческая проблема, а эмоциональный процесс. Это временная или более продолжительная психологическая защита, задействующая поляризацию привязанности уже против матери. Она может пройти так же быстро. Это говорит нам о том, что в данный момент ребенок ощущает крайнюю уязвимость и избегает привязанности с этим взрослым, обратимая ситуация, но не приятная для родителей, от которых отчуждается ребенок.
Ребенок может не реагировать на то, что мать вернулась и взяла его на руки по причине этих защит, как «избегающий тип» - избегать мать, когда расстроен, держать дистанцию. При этом, если ребенок в защитном отчуждении утешился, и ситуационные защиты ослабли, он будет не рад тому, что его спускают с рук уже через минуту, так как ощущение разрыва связи снова вызовет в нем стремление к близости.
Тот факт, что «избегающие» дети, которые избегали воссоединения с матерью, парадоксальным образом чрезмерно зависели от своих воспитателей в саду, когда за ними наблюдали в возрасте 3-5 лет, как раз и объясняется защитами привязанности с матерями, и стремлением к близости к другому значимому взрослому.
Описанное исследователями цепляние за воспитателя – это попытка сохранить ощущение близости. То, что ребенок в защитном отчуждении к родителям, не меняет для него потребности в контакте и близости в принципе. Ребенок может тяготеть даже к незнакомцам.
И если у него есть связь с воспитателем, то он будет стремиться получить подтверждение близости у воспитателя, проявляя поведение привязанности.

С точки зрения того, что наше поведение мотивировано нашими эмоциями, защиты могут быть направлены не только на то, чтобы отвернуть ребенка от привязанностей, но и на его эмоциональное онемение, которое уменьшает восприимчивость эмоций и ранящих ситуаций. Поведение не обеспокоенности, не преследования матери и не боязни незнакомцев «безопасного» типа может быть иногда следствием того, что ребенок не чувствует свои эмоции и слеп к ранящим ситуациям, так как защищен от них.
Ограничения классической теории
с точки зрения психологии развития

Теория привязанности имеет эффект типирования людей



Соблазн разделения на категории велик. Нам хочется классифицировать все вокруг, и себя в том числе, понять себя сразу, вместо рефлексии и всматривании в сложные чувства.
Как типирование ограничивает?

  • Типирование не принимает во внимание контекст - контекст включает в себя частные обстоятельства и отношения. Так как изучаемая привязанность связана с отношениями больше, чем что-либо еще, это кажется особенно ограничивающим – просто найти разные типы и решить, что это такие люди, которые себя «так» ведут, или у которых было «такое» детство.

  • Не принимает во внимание рост и развитие людей, любые изменения.

  • Поверхностное отношение - люди никогда не бывают такими простыми, хотя можно увидеть некоторую четкую динамику, это не следует путать с самим человеком и его способностью реализовывать личностный потенциал. Сама Эйнсворт была первой, кто обнаружил трудности в сведении всего младенческого поведения к трем типам, полученным в результате исследований в Балтиморе. Криттенден продолжила изучать этих детей, придумывая к каждому симптому свою подкатегорию (неверные когниции, переживание аффекта, желание наказывать других). Последователи теории вскоре оказались в тупике, и решили создать все больше и больше подкатегорий вместо того, чтобы видеть основной недостаток в том, что они воспринимали привязанность не как отношения, а как тип личности.
Кстати, Гордон Ньюфелд объясняет многие варианты поведения, найденные Криттенден, через конструкт "сепарационного комплекса", и свойственных ему динамик, включающих защитное отчуждение. Это и ребенок ,который берет на себя ответственность и командует родителем, и агрессивный наказывающий ребенок и дезорганизованные формы во всем своем многообразии поведения объясняются через сепарационный комплекс.

  • Слишком легко ведет ко все более эзотерическим классификациям и теряет лес за деревьями.

Классическая теория привязанности налагает бремя идеального родителя




Если ребенок демонстрирует социальные проблемы и не сходится со сверстниками, это может быть расценено, как признак неспособности родителей обеспечить достаточно безопасные отношения на раннем этапе, именно в первые годы жизни. Бремя идеального родителя огромно!
Так как ответственность ощущается за все будущее ребенка! А период для приобретения «надежной привязанности» ограничен первыми годами.

Требования к матери


Естественное родительство по Сирзам смертельно серьезно насчет выполнения всех правил и атрибутов ухода – вроде слингоношения, совместного сна и кормления грудью. Это привлекает или порождает не гибких родителей, которые становятся похожими на клуб, в котором нет места для различий. Жаль, что в популярной психологии это и считается важными положениями, и ставится на пьедестал.
Проблемы начинаются, когда матери испытывают сложности после трех лет ребенка, даже выполнив все заветы естественного родительства.

Также есть вариант, когда мать обвиняется в чрезмерном привязывании ребенка к себе из страха, что малыш может пораниться во время своей исследовательской деятельности, или из-за собственных страхов матери быть покинутой.

Time Magazine
2012
При этом последователи Эйнсворт знают, что оценить качество ухода не так просто. Некоторые дети, которые получают чуткую заботу, кажутся ненадежно привязанными, и некоторые дети, которые имеют пренебрегающих родителей, выглядят надежно привязанными. Шруфа, исследователя привязанности из Миннесоты, просили в суде помочь урегулировать дела о попечительстве, проведя ребенка через «Незнакомую ситуацию» с каждым из родителей, но он твердо отказался, потому что определенный процент результатов будет либо неправильно истолкован, либо дети будут проявлять модели, которые не являются результатом родительских стилей воспитания.

Ньюфелд берет само открытие привязанности и стремления быть рядом, которое свойственно людям, у Боулби, а далее развивает теорию привязанности до 6-ти уровневой концепции, утверждая, что способность ощущать привязанность не является полностью развитой в первый год жизни.
И несмотря на то, что привязанность, как стремление к установлению и поддержанию отношений, свойственна нам в течение всей жизни, необходимо время для разворачивания способности ребенка ощущать привязанность, которая приходит с углублением отношений. Хотя сам факт рождения и встречи с матерью устанавливает связь, эта связь станет гораздо большим, чем уход и забота матери в первые три года, и чувство безопасности, получаемое ребенком. Ребенок может адаптироваться к разлуке и к ошибкам матери в ранний период.

Это самоподдерживающая система отношений, развивающаяся годами и питающая отделение и независимость ребенка.
Ребенок становится все менее зависим от привязанностей по мере взросления. Привязанность углубляется уровень за уровнем – и появляется больше способов чувствовать, и напитывать ребенка контактом и близостью, кроме как быть рядом. Это снимает нагрузку с матерей, так как кроме матери о ребенке могут заботиться и другие взрослые, с которыми у него устанавливаются свои отношения.

Учить матерей сонастройке – может быть помощью, но и вредом, мешающим матерям чувствовать свою уверенную альфа позицию с ребенком. Эта учеба ничего не дает для установления глубоких отношений в дальнейшем, но заставляет действовать по шаблону в первые три года.

Ньюфелд в своей теории привязанности не учит, что делать, давая указания матерям. Он описывает, как и что устроено. Например, описывает как происходит переориентация с родителей на ровесников, к чему она приведет, как должно быть, чтобы ребенок развивался. Описывает порядок развития уровней привязанности и признаки того, что уровни углубились. Любые сложности с развитием уровней преодолимы при правильных условиях.

И, хотя, эта информация открывает глаза так, что может мгновенно погрузить в вину и сожаление, родителям не дается никаких рамок, и предлагается искать на практике то, что им подойдет лучше всего, чтобы реализовать задуманное. Она дает и надежду и ставит родителей за руль изменений.

Классическая теория не учитывает другие факторы развития, кроме привязанности и является редукционистской теорией развития



Не учтен фактор зрелости
Дети нуждаются в привязанности и ещё больше в соответствующих условиях для установления и углубления привязанности, чтобы функционировать и развиваться. Фактор привязанности очень важен. Но в этот конструкт никак нельзя вписать все факторы развития, которые выделяет Ньюфелд. Теория не предполагает, что дети обладают потенциалом, который зачастую полностью не раскрывается.

С этой точки зрения самый важный ключ развития – адаптация – теряется.


И становится невозможно объяснить психологическую устойчивость некоторых детей в наихудших условиях или, наоборот, хрупкость детей, родители которых пытались обезопасить ребенка, ни в коем случае его не расстраивать, ухаживая за ним. И старались поэтому же избегать какой-либо физической разлуки.

Адаптация, процесс, через который ребенок раскрывает уже заложенный в нем потенциал, могла бы объяснить это. Каждый ребенок потенциально может трансформироваться под воздействием того, что он не в силах изменить в среде. Этот эмоциональный процесс адаптации - меняет его, восстанавливая после травм, позволяя отгоревать то, что он рос в условиях нехватки привязанности. Благодаря адаптации превратности судьбы становятся ступенями роста, а негативный опыт может приносить пользу.

Адаптация, вернее, отсутствие адаптации, застревание этого процесса развития, объясняет хрупкость ребенка, который вырос без достаточного опыта проживания фрустрации, гиперопекаемым, не имеющим шанса прочувствовать и отгоревать непреодолимые сложности, ощущать тщетность того, что ему неподвластно, так как для него меняли мир вокруг.
Упущение, важное для терапии
Классическая теория не видит цель привязанности, как «утробы для развития».
Как только научное сообщество взяло результаты эксперимента Эйнсворт, как инструменты диагностики привязанности, и сфокусировалось на техниках анализа привязанности, интервью для взрослых, они начали исследовать и лечить «рабочую модель», и упустили цель развития, для которой нужна привязанность.
Да, привязанность невероятно важна для эмоционального развития, но она не нужна сама по себе, привязанность – не самоцель. Хотя мы остаемся существами привязанности, сформированными нашим опытом на протяжении всей нашей жизни, цель: предоставить утробу для развития во взрослого, жизнеспособного как отдельное существо. И который впоследствии может обеспечить эту утробу привязанности следующему поколению.
Мать-природа оставила нам «черный ход» - адаптацию на тот случай, когда наши собственные матери нас подводили. Если нам доступна адаптация, то ничего не потеряно с детством, мы способны стать полноценным, жизнестойким и жизнеспособным взрослым человеком, который может строить свою семью функциональной.

Благодаря идущим процессам зрелости, преодолению своего застревания, мы можем стать родителями, которые нужны нашим детям без того, чтобы удовлетворять все свои нужды в привязанности.

Гейл Карни писала: «Эта перспектива с точки зрения развития дарит более оптимистичный и, по моему мнению, более реалистичный взгляд на людей. Позволяет видеть, что они могут застревать в развитии периодически, а не смотреть на них, как на сформированных в раннем детстве и на всю жизнь».
Не учтен фактор уязвимости
Дети очень ранимые существа и склонны избегать этой уязвимости.
Боулби верно сфокусировался на защитах и на важности привязанности для развития, но нельзя объяснить с помощью этой теории последствия психологических защит у детей.

А они состоят как раз в том, что ребенок прекращает чувствовать уязвимые чувства, психика спасает его от этого, он не может ощущать тщетность, горевать о неизбежном из-за того, что это было бы слишком уязвимо. И защиты лишают ребенка идущего процесса адаптации, процесс замирает.
Другие процессы развития замирают и происходит застревание, являющееся первопричиной большого списка проблем с поведением и с обучением.

Бегство от уязвимости задерживает развитие, поэтому фактор уязвимости так важен. Классическая теория не подразумевает застревания и возобновления естественных процессов развития в человеке. С помощью конструкта привязанности нельзя объяснить застревание в развитии, как последствия защит в привязанности.

«Внутренняя рабочая модель» не достаточна, чтобы описать слона целиком.
Существует множество идей и теорий о том, на что мы способны как люди, что за процессы позволяют детям взрослеть, что за условия способствуют созреванию и какие препятствия останавливают развитие детей. Гордон Ньюфелд переработал теорию привязанности, включив ее в парадигму развития, как одну часть из трех.
Огромное внимание он уделил фактору зрелости и фактору уязвимости.

Его концепция - это не просто ещё одна теория, а скорее очищенная смесь различных теорий, которая является целостной рабочей теорией зрелости, согласованной с современными исследованиями и пониманием.

Это достойно изучения (Интенсив I доступен на русском), чрезвычайно важно для работы психологов и психиатров, так как наконец создана современная единая парадигма развития человека, которую так долго изучали по частям.


Список использованной литературы

Выступление Гейл Карни о классической теории, на котором она рассматривает слабые стороны теории привязанности Боулби, объясняет видимые ограничения использования этой теории для понимания развития.

Методы исследования привязанности в процессе возрастного развития в современной зарубежной психологии
https://cyberleninka.ru/article/n/metody-issledovaniya-privyazannosti-v-protsesse-vozrastnogo-razvitiya-v-sovremennoy-zarubezhnoy-psihologii/viewer
О работе "44 малолетних вора" Боулби
https://zen.yandex.ru/media/v_gollandii/44-iunyh-vora-5df75bc52fda8600ae28291c
Отчет о наблюдениях Робертсона в больнице
https://journals.sagepub.com/doi/pdf/10.1177/003591575304600603
История Теории привязанности
https://www.youtube.com/watch?v=PoIyrv5GPUc
Доклад ВОЗ
https://apps.who.int/iris/handle/10665/40724
Статья о привязанности в Вики
https://ru.wikipedia.org
Диагностика привязанности
https://journals.kantiana.ru/vestnik/3059/8621/
Криттенден. Качество привязанности в дошкольные годы, 1992
https://www.researchgate.net/publication/231890707_Quality_of_Attachment_in_the_Preschool_Years
Диагностика по семейным рисункам Каплан и Мэйн, таблица признаков
https://www.jstor.org/stable/1132298?seq=1
Метод Брезертон для 3-леток https://www.researchgate.net/publication/303166407_Assessing_internal_working_models_of_the_attachment_relationship_An_attachment_story_completion_task_for_3-year-olds
Диагностика подростков - анкета
https://youthrex.com/wp-content/uploads/2019/10/Inventory-of-Parents-and-Peer-Attachment-Revised-.pdf
Диагностика подростков
http://www.tpmap.org/wp-content/uploads/2014/11/17.3.1.pdf
Работа Эйнсворт
http://parentalalienationresearch.com/PDF/2015ainsworth.pdf
Становление привязанности статья Роберта Карена
https://alpha-parenting.ru/2013/08/13/stanovlenie-privyazannosti-2/
Другие статьи
авторства Валентины Ячичуровой