Цифровая ненасытность
почему гаджеты нас не насытят
Несмотря на то, что мы во многом теперь делаем ставку на цифровой мир, это быстро и удобно... нам важно поддерживать отношения в реальности. Цифровой мир не заменяет глубоких эмоциональных отношений. Часто, мы даже не знаем людей, с которыми мы общаемся, но они замещают наши реальные контакты.
Часто, мы даже не знаем людей, с которыми мы общаемся, но они замещают наши реальные контакты.
Реальные отношения гораздо глубже, гораздо неудобнее и более уязвимы.
Мы бежим от того, чтобы чувствовать уязвимые чувства, нам тяжело и некогда переживать. И мы забываем эти обычные слова, которые раньше имели совсем иной смысл. my space, чат, законнектиться.

Да, с другой стороны, мы приобретаем больше социальных контактов, которые не оставляют времени глубоким отношениям, зато повышают нашу самооценку и статус.
Даже если мы делаем вид, что нам хватит социальных контактов в социальных сетях, а дружба вживую не нужна, то у нас будет потребность чувствовать большую глубину, ответа на которую мы не найдем в сети. Можно стараться говорить о себе больше, более откровенно, делиться чем-то сокровенным, но это делает нас более уязвимыми для атаки кибер-булли, наши чувства будут ранить те, для кого отношения с нами ничего не значат. А открытость на весь мир не насыщает нашу потребность в глубине отношений, увы.

Нам нужен другой, который ждет нас
Есть такая проблема, и исследования - человек, который проводит в фейсбуке все больше времени - чувствует себя все более одиноким. С помощью цифры мы всегда на связи, но цифра не всегда обеспечивает чувство глубокой связи, которое бы удовлетворяло наши общечеловеческие потребности. Ведь, мы не получаем приглашения от других людей для себя, этому в сети просто нет места. И даже стараясь раскрыться в соцсетях, когда вы делитесь собой вне этого приглашения, вы никогда не получаете удовлетворения, так как нет того, кто вас просил бы раскрываться, кто на самом деле вас ждет там. А приглашение тут необходимо, как говорит Гордон Ньюфелд.

Вы не можете делиться собой с группой и чувствовать наполненность от того, что вас знают и понимают. Мы не можем делиться всем, что есть у нас на сердце, прежде чем мы отдали своё сердце человеку, с которым собираемся делиться. Эмоциональная близость должна была предшествовать психологической близости. Иначе происходит самообман и подсаживание на соцсети вместо близости с человеком.

Ненасытность
Сегодняшние попытки на фб и в инстаграм впечатлить друг друга - результат именно ненасытности. Когда вы стараетесь произвести впечатление на другого человека, вы не даёте ему узнать вас истинного. Потому что вы получаете одобрение того впечатления, которое вы производите. Для удовлетворения важнейшей потребности в близости мы должны чувствовать приглашение и делиться именно собой, а не своей картинкой, созданной в соцсетях.



Мы освобождаемся с помощью чувства «сытости», когда видим приглашение, или же с помощью адаптации, когда мы чувствуем грусть и разочарование, что у нас не получилось расположить к себе другого человека, чтобы он захотел быть с нами рядом, быть своим и так далее.

Любой из этих вариантов нас освобождает. Проблема с цифровыми контактами в том, что приглашение никогда не доходит до адресата, как и его отсутствие. Мы обнаруживаем, что стремление к близости через цифровые средства вызывает такую же зависимость, как алкоголь и сигареты. Не происходит высвобождения! Это и является роковым недостатком.

Каких только глупостей люди не делают, чтобы наконец почувствовать одобрение. Есть отдельная категория причин для несчастных случаев - это попытки сделать селфи на краю скалы, на крыше, на обрыве, перед бушующими волнами.
“Ввиду того что мы часто используем компьютеры в социальном контексте, наше социальное положение, в том или ином виде, постоянно подвергается риску и всё время находится «в игре».

В результате этого наше самосознание, а иногда и страх, значительно усиливает интенсивность нашего участия в том или ином средстве коммуникации. Это справедливо в отношении всех, но в особенности молодёжи, склонной к навязчивому использованию мобильных телефонов и компьютеров для отправки текстовых сообщений.

Типичный подросток наших дней отправляет или получает сообщение каждые несколько минут в течение всего дня. Переставая отправлять сообщения, они рискуют оказаться невидимыми"
— цитата из книги Николаса Карра "Пустышка".
If a building becomes architecture, then it is art
Утрата вкуса к нормальным отношениям
Лайков и френдов недостаточно для того, чтобы удовлетворить социальную природу человека.
Отношения в Интернете не оправдывают ожиданий. В их составе нет тех элементов, из которых строится подлинная близость: искренность, подлинность, понимание и хорошее знание другого, вовлеченность в жизнь, ценность связи и заинтересованность другим, забота и небезразличие к судьбе и чувствам.

Как и с печеньем, в котором не содержится необходимых телу питательных веществ, человек ими не только не насыщается, но и утрачивает вкус к тому, что ему действительно необходимо.
Поверхностные способы общения заставляют все время подтверждать, что отношение не изменилось и мы все еще дружим, так как если человек не в сети, нет ничего, что бы нас заставляло думать ,что он о нас еще помнит.

Мы настолько не удовлетворяемся этим, что уже просто бежим, чтобы оставаться на месте.

С детьми же все еще хуже, у них просто не остается шансов на настоящее человеческое общение, если они падают в цифровой мир сразу же, еще не будучи готовыми, и строят отношения там, а не в реальном мире. Одна из проблем, которые выделяет Ньюфелд - это проблема неспособности привязываться к другим людям не поверхностно. А эта привязанность детей к родителям очень сильно влияет на то, смогут ли родители воспитывать и защищать детей.
Дети в зависимости
Особенная проблема с цифровым миром может возникнуть у детей. Когда для них жизненно важным становится быть видимыми в сети, когда их статус и самооценка сводятся к популярности в соцсетях.

Они постят сторис, они снимают ролики, они рассказывают о себе, демонстрируют себя, не видя, что они слишком открыты и подставляются людям, которые к ним относятся не бережно. В итоге, кибер-буллинг стал новой травлей. А дети участвуют в группах, где их обижают, но не могут оттуда выйти, потому что это весь их мир.

Они хотят иметь значение, но ищут значимость не там. Однако, все их инстинкты говорят, что нужно вкладывать усилия именно в цифровое сообщество.
Они хотят отношений, но виртуальный мир кормит их только неперевариваемым фастфудом вместо теплой и глубокой дружбы.

Цифровой мир дает им контакт, и это поддерживает их тягу возвращаться туда снова и снова, хватать телефон первым делом с утра, подсчитывать количество лайков.

Как и любая зависимость, цифровое одобрение не может освобождать от зависимости, а лишь затягивает еще больше. Оно никак не может их насытить и наполнить, дети становятся одержимы и проводят все свое свободное время в гаджетах.

Большая проблема еще и в том, что они ранятся от той среды, в которой ищут принятия.
Аманда Тодд - пример жертвы травли в сети

  • Буллинг
  • Травля в соцсетях
  • Публикация унизительных видео
  • Группы смерти
  • Подстрекательство к самоубийству
  • Приказы от виртуальных страшилок, момо
  • Оскорбления в комментариях
  • Исключение из закрытых сообществ
  • Сексуальные приставания

Это то, с чем сталкиваются дети в соцсетях.
Иногда и взрослым сложно прийти в себя после коммуникации онлайн, почему же мы оставляем там детей без присмотра?

Аманда Тодд, школьница из Ванкувера, разместила ролик на Ютуб. Он называется «Моя история: борьба, издевательства, самоубийство». Она не говорит в нем ни слова, но показывает карточки, на которых описывает произошедшее с ней.
Она увлекалась пением на камеру, вела свой музыкальный блог, была довольна популярна и слушатели писали ей массу приятного. С одним из них она начала виртуальные отношения. А он попросил ее раздеться.

Через год ее обнаженную фотографию разместили в сети, и так началась травля девочки. Ей звонили, ругали ее и скидывали ей ссылку на порносайт с ее фото.

Одноклассники, соседи, сотни комментаторов нападали на нее в сети, была развернутая настоящая война с десятков аккаунтов против Аманды.

Она переехала. Переписывалась с парнем, но и он собрал против нее компанию, унизившую ее на глазах всей школы.
Кадр из послания Аманды


Когда Аманда, затравленная до последнего, попыталась отравиться и выпила отбеливатель, под постами об этом стали появляться гневные надписи «надеюсь, она сдохла» и «она это заслужила». В сентябре Аманда разместила свой ролик. Спустя месяц — повесилась.

Это не единичная история.
И меня поражает, когда люди не видят опасности того, что их ребенок пропадает целыми днями в сети, того, что мы больше не знаем его друзей, того, что он больше не рассказывает, что с ним происходит прямо сейчас.
Только после обеда
Печенье – это тоже хорошо.
Мы не запрещаем детям сладости, хотя питательных веществ в них довольно-таки мало. Мы контролируем, в какое время детям позволительно их получать. Иными словами, ребенку можно давать печенье, но при условии, что он получает нужную ему полезную пищу.

Таким же должно быть и наше отношение к гаджетам.
Мы оставляем их в доступе только после моментов, наполняющих их, насыщающих и питающих. Это могут быть моменты контакта и близости с нами, или моменты становления и наполненности ребенка самим собой.

Мы можем давать ощущение близости и единения, окружив ребенка заботой и вниманием, подпитать свою связь с ребенком, настроившись друг на друга, пообщавшись, почувствовав себя одной семьей.

Мы можем использовать все способы быть близкими, на которые способны наши дети:
  • Показать, чем мы с ними похожи, что мы делаем одинаково.
  • Поделать что-то, что любит делать вся семья.
  • Дать почувствовать себя частью одного большого целого.
  • Показать их ценность и место в нашей жизни.
  • Смотреть на них с любовью в глазах и интересоваться их миром.

После утоления естественного голода привязанности, насытившись друг другом, наговорившись и наобнимавшись, мы можем быть уверены, что теперь можно отпустить ребенка в сеть, предупреждая риск того, что цифровые отношения ему станут дороже реальных.

Также это работает и с нашими супругами.
Виртуальная связь не так засасывает, если ей предшествует наполняющая реальная связь.

Ну и в целом наши дети должны предварительно развить способность глубоко привязываться, опираться на нас, доверять нам, прежде чем мы сможем сказать, что им будет безопасно выходить в сеть и общаться там. Так, они будут чувствовать нашу поддержку на расстоянии, и им не придется подтверждать свою значимость для других, делая глупые или опасные для них вещи.